Главная | Регистрация | Вход
Cекреты гейши
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 524
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  •  

    Назад

    Добро пожаловать в ад

    Хоккайдо. Холодный японский север. На Хоккайдо японцы живут совсем недавно и малочисленно, а потому остров наименее испорчен, на Хоккайдо нет ни одного самурайского замка, а японские полицейские настолько боятся русских моряков, что всегда спрашивают "Пасупото плиз!”. Откуда пасупото, мы из Токио, пасупото не спрашивают даже в аэропорту при посадке на рейс.
    На Хоккайдо все названия не такие как в Японии. Ноборибецу? Васибецу? Бецу – река на древнем языке исчезнувших индейцев Айну. На Хоккайдо огромные леса не только в горах, но и в самых плоских местах. На Хоккайдо настолько другой климат, что вообще нет сезона дождей! Конец июня – все ходят в куртках, днем на улице всего +15 градусов. Это же весна! Такая радостная зелень повсюду. В машине, на которой приехали нас встречать из отеля, работало отопление. Причем так градусов на 40. Отопление в июне? Я еще подумал, что, наверное, сотрудники отеля живут на горячем источнике, уже привыкли и не могут выходить из бани на улицу просто так. Оказалось, что это не они одни такие. Я все время жутко мерзну зимой в Токио, газовые обогреватели в общественных местах включают экономно лишь в самый мороз, когда уже невозможно, –15 градусов, и все стоят греют замерзшие пальцы прямо у огня, но не так на Хоккайдо… +15, лето, а в магазине у продавщицы горит огонь в газовом нагревателе!
    Добро пожаловать в ад! Не пугайтесь этих слов. Слова обманчивы. Случается так, что стоящий указатель "променад в ад”, выводит на тропинку, ведущую в одно из самых уникальных мест нашей планеты. Променад в ад, утренний моцион в аду, гори оно все огнем, улетай с черной вороной, но побывать в этих местах интересно. Дзигокудани (адская долина, долина гейзеров) – я знаю в Японии как минимум три места с таким же названием. Это не карьер, а просто трава не растет там, где текут реки из кипящей сернистой кислоты. Демоны дзигокудани то спят спокойно, то начинают пыхтеть и булькать так, что из земли поднимаются целые столбы кипятка! Бульканье, пыхтение и дымление. Среди рек из серной кислоты и настоящих серных водопадов, можно выйти к огромному черному озеру Оюнума – горячее болото. Черные берега, булькающая ядовитая вода, жуткая вонь. Как представить себе ад, если не так? В конкурсе на звание самого вонючего озера в мире Оюнума заняло второе место. Первое пришлось уступить коллектору московской канализации. К воде озера подошли мама с совсем маленьким мальчиком, таким младшим школьником, из тех, что ходят в смешных желтых шапочках.
    – Мама, мама, – спрашивает мальчик, – какой большой горячий источник, а в нем можно мыться?
    – Нет, что ты. В это озеро ни в коем случае нельзя входить. Температура воды 130 градусов, а сернистая кислота очень высокой концентрации. Сваришься и растворишься заживо.
    Это не мама такая умная, а просто всюду вокруг озера стоят черные покосившиеся таблички с надписью "не подходить” и объяснением почему. Очень похоже на болото из мультфильма про Шрека. Но мальчик оказался сообразительнее. Он так задумчиво посмотрел на большой горячий источник и сказал:
    – Надо же, какое получается красивое место для самоубийства!
    Вот ведь. Посмотрел на положительную сторону вещей. Оптимист.
     Но я считаю – это правильно. Надо выбрать хорошее место заранее, а то потом будет поздно, и придется самоубиваться в плохом. Для справки: в этом году в Японии добровольно расстались с жизнью шесть младших школьников.
    Гора над озером – небольшой, но очень активный вулкан. Настоящий генератор туч – дым из него идет густой и его много. В древности Айну называли "погодной горой” и предсказывали по его дыму погоду. Если дым заполнил все небо – то пиши пропало, день будет неудачный.
    Вообще, южная часть Хоккайдо – места гор низких, но симпатичных. Здесь же рядом, на озере Тойя, во время второй мировой войны взялся и вылез как прыщ из земли новый вулкан. Было плоско, а потом вымахало за два года такое нечто на 290 метров. Японцы сначала обрадовались, посчитали, что этим знаком японские боги обещают победу и назвали новый вулкан именем верховного главнокомандующего императора Сёва. Победы, правда, не последовало, и японское правительство попыталось историю замять и даже уничтожило все упоминания о горе, так что мы о ней бы и не узнали, если бы не местный почтальон, который следил за рождением вулкана, записывал и фотографировал его ежедневно. А после войны на сэкономленные деньги взял и купил вулкан в свою собственность. Тогда это было еще дешево. Сейчас у вулкана построили туристический городок, на вулкан можно подняться и посмотреть. Его сосед сделал большое извержение, засыпав весь городок пеплом, последний раз в 2000 году, из‑за чего пришлось всех эвакуировать на три месяца. После этого не только цены на недвижимость под вулканом упали, но и цены на услуги отелей. Стало выгодно. Хорошие места. К сожалению, на верх гор мы в этот раз не успели забраться – всего за два дня много не успеешь. Стоит вернуться и заглянуть уже наконец вулканчику в жерло, посмотреть, чем он там не доволен.
    Спустившись за табличку "не подходить” (русскому человеку лишь напиши не подходить, и он сразу залезет в серное озеро), мы совершенно случайно встретились лицом к морде с растрепанным маленьким лисенком. Я, конечно, моментально подумал, что мне очень повезло. Лисенок столько же моментально подумал, что ему не повезло (опять гайдзин с фотоаппаратом!) и побежал так, что пятки засверкали. Это вообще основная проблема в общении с дикой природой – сразу после слова "привет” в следующем кадре уже видишь пятки собеседника. Диалог есть, обмена мнениями нет. Но, оказалось, что мои длинные ноги тоже позволяют бегать не медленнее лисенка. В конце концов, он ушел от меня не честным приемом – по каким‑то трубам перебрался через сернистое озеро, в местах, куда я со своим весом наступить уже не мог (если, конечно, не учитывать соображения, что место для самоубийства действительно хорошее).
    На Хоккайдо пустые широкие улицы, где трава растет из дырок в асфальте, совсем как в Подмосковье. На Хоккайдо растут березы, и почти не бывает тайфунов. На Хоккайдо не жарко даже летом, много места и все дешево. В этом году в Токио открыли школу выращивания клубники, полгода, всего 15 тысяч долларов цена, не считая проживания (в специальном крестьянском доме). Клубника в стране, где ее часто продают по 2.5 доллара за штуку в отдельной упаковке – самый стабильный и надежный источник дохода на Хоккайдо. С пары грядок вполне прокормишь немногочисленную семью.
    Многие так и делают. На обратном пути из отеля нас согласился подвести до Титосе один старичок. И вот в его машине не было включено отопление. И он еще посмотрел на термометр с 15 градусами и сказал – "сегодня будет очень жаркий день”. Да. Вы тоже догадались? Он оказался родом из мест рядом с Токио. Из Камакуры. Вышел на пенсию и уехал на Хоккайдо. Первый год, говорит, что просто гулял, а вот деньги кончились и устроился на полгода помогать с мелкими работами в отеле. Но в тот же день с нами он уже решил вернуться домой.
    А я вот, может тоже скоплю денег, выучу правила выращивания клубнички, куплю себе кусочек земли у леса и заживу как человек! На север! На Хоккайдо! Вдруг и у меня на клубничной грядке когда‑нибудь родится мой персональный вулкан.
     
    Балкон

    В Японии, чтобы определить, что городскую квартиру снял иностранец, достаточно всего лишь взглянуть на балкон. На каждом балконе каждой квартиры – две перекладины. Между двух перекладин – палка для сушки белья. Если палки между перекладин нет – квартира еще не сдана. Потому что, и этот удивительный сюрприз обнаруживает всякий гайдзин, снявший в Японии квартиру, перекладины для палки считаются частью квартиры и сдаются с ней, а подходящая к ним по размеру стандартная палка – продается отдельно в частную собственность. В любой японской семье не просто есть своя бельевая палка – она сохраняется при переезде с квартиры на квартиру и передается из поколения в поколение.
    Если вы расскажете японцам, что в вашей семье передаются, например, серебряные ложки, то японцы очень удивятся. Разве вы король? И если так, то тогда почему на вашем гайдзинском балконе между двух перекладин покоится не настоящая палка, а дешевая веревка. По цене настоящая бельевая палка в Японии не только как минимум в 10 раз дороже целого мотка хорошей бечевки, но и точно превышает целый серебряный столовый набор. Их продает специальная палковая мафия: люди, выбравшие своей профессией исключительно палки. Ими не торгуют в обычных магазинах, но если вы услышали из окна призывное завывание "Такея‑саодаке…”, то скорее натягивайте штаны и быстрее бегите на звук. Это в ваш район приехал специальный фургон продавца палок. "Бамбуковые палки на продажу” – фальшивит фонограмма из динамиков, да, впрочем, и палки уже стальные. Но бежать все равно надо: следующий такой шанс в стране Япония вас может ожидать не скоро. Конечно, дорого, конечно, не просто. Но что же делать, если вы японец и не знаете, что белье можно сушить не только на дорогих и редких палках, но и на дешевых и доступных веревках?
    Что ты для меня, страна Япония? Еще одна чужая страна в моей биографии да и только. Все время я знаю, что я тут временно и не собираюсь оставаться. Вот уже сколько раз уехать собирался, да мешало то, то это. Что‑то все пока задерживаюсь. Но я все равно здесь временно, честно.
    И вот как уеду, так и пойму, что же я оставил. Ой, как я стану жалеть. Ой, как стану скучать по белоснежным горам зимой, по нависающей шапке Фудзи, по теплу горячих источников, по такой невкусной лапше удон и по таким вкусным рисовым лепешкам сембей. Ну да я переживу, не впервой.
    Только Япония большая, в ней много хорошего и плохого, а мне столько ни того, ни другого не нужно. Любить всю Японию – увольте. Так что сохрани лучше мне, голова моя, в памяти лишь самое главное, не забудь, ладно? Сохрани кривые улочки у моего дома, улочки без названия, по которым гуляет множество котов и ходят по ним все тихо‑тихо, чтобы не шуметь. Сохрани сосну‑красавицу у соседнего дома и яркую‑яркую тую у моего окна. И главное, сохрани в памяти мой дом, а? Хоть он и не мой вовсе. Хоть я вот в нем сколько живу, столько думаю – а ведь я из него скоро уеду. И всякий раз корю себя за покупку громоздких дорогих вещей, вроде нового ковра, которые придется так скоро и так бессмысленно бросить. А все ближе, когда я расстанусь с тобой навсегда дом, совсем скоро, да и ты долго не проживешь. Ты же маленький, деревянный, гниленький уже домик. Снесет тебя хозяйка безжалостно и поставит новый. Но я тебя не забуду, ведь ты мой, родной. Деревянный. Как хорошо в тебе дует зимой. Как отрадно шебуршит страницы книг теплый ветер летом. Как приятны босым ногам старые рисовые циновки на полу – татами. Как мягко лежать на футоне, писать эти строки, и радоваться, что все еще есть, пусть оно мимолетно, но, пока, оно со мной и я с ним.
    Я понял это все сегодня, когда услышав призывное "такея саодаке…” сорвал с балкона натянутую веревку и поспешил к продавцу за своей новой, блестящей балконной палкой, которую мне будет некому передать.
     
    Несколько слов о японском доме

    Квартиры в Японии бывают двух видов: либо комфортабельные, либо с добрыми хозяевами, готовыми сдать квартиру иностранцу. По очевидной причине приходится выбирать из вторых.
    – Очень хорошая квартира, – сказал агент. – Все есть – шкаф, кондиционер и пол.
    – Очень хорошая, – согласился я. – И все есть – и даже вот этот ящичек, это что?
    – Это кто – прах.
     – Прах? – Прах дедушки. Он завещал быть похороненным в своей квартире. Никак нельзя убрать.
    – Ну уж нет, – сказал я, – если жить в коммуналке, то пусть прах дедушки доплачивает половину ренты. Кроме того забавен еще один факт. Все дорогие, престижные, элитные и, соответственно, недоступные мне квартиры, построены в западном стиле. Дешевые и простые – в японском. Чем в более японском – тем дешевле, прах дедушки – только один из примеров. Так что, уж поверьте, всеми способами с японским домом мне пришлось познакомиться интимно близко.
    Есть такое у нашего начальника на работе развлечение – приглашать приезжающих визитеров к себе домой на званный обед. У профессора свой большой и прекрасный частный дом в престижном токийском пригороде Камакура и все в этом доме должно к обеду блистать красотой и богатством. Такой дом – гордость для японца, предмет зависти соседей и удивления гостей. Жена его готовит жутко сложный японский обед, с огромным числом перемен разных сложных традиционных японских блюд, типа супа из варенных крупных океанских крабов. Сама жена, конечно, за стол на таких ужинах даже не садиться. Только подает блюда мужу и гостям, как официантка. А муж развлекает гостей умной и неспешной беседой. Прямо как в гостях у турецкого султана.
    Так вот о турецких султанах. Тут к нам приехали недавно несколько турецких ученых. И, конечно, начальник их сразу пригласил на такой званный обед. Вот они выехали вечерком, а начальник решил пока позвонить своей жене.
    – Моси‑моси, добрый вечер. Ну как, ты уже все приготовила к званному обеду?
    – Добрый день. Какой такой, японский демон тебя побери, обед, ты мне ничего не говорил!
    – Как не говорил, я тебе еще вчера сказал. Ты все забыла, срочно беги все покупай и готовь!
     – Ничего я не забыла! Ничего ты не говорил! Ничего я не успею! Отмени, перенеси свой дурацкий званный обед.
     – Нет, ты забыла. Я говорил. Ты все забываешь. Я уже не могу отменить, они выехали. Я могу их задержать. Пойду их поймаю и буду им пока достопримечательности показывать. Буду задерживать, сколько смогу. А ты быстрее беги и все готовь.
    Поругались так по телефону, профессор трубку положил. И грустно так, ни к кому конкретно не обращаясь, говорит: "А ведь я ей и правда забыл сказать. Мы же с ней и не говорим никогда, я рано ухожу, поздно возвращаюсь, вот и не было времени сказать”.
     Начальнику где‑то 2 часа от дома до работы, он на поезде из Камакуры приезжает. В 8–9 утра он всегда уже на работе, даже в субботу. В 10 часов вечера он, обычно, еще на работе. И никто его не заставляет так работать, официально рабочий день здесь с 9 до 18, а суббота и воскресенье – выходные. Про плату за овертайм тут никто даже не слышал, все сидят сверх времени абсолютно бесплатно. Просто так принято, в Японии все работают с утра и до темна, да и после. Зато замужним женщинам, наоборот, в Японии не принято работать – они сохраняют дом. А мужья часто возвращаются домой очень поздно, когда их жены уже давно спят, и вроде возвращаться незачем, но дом есть дом и вернуться домой всегда приятно. Японцы даже ставят у входов в дома специальных каменных лягушек – потому что слово "возвращаться” и слово "лягушка” в японском языке – омонимы.
     Японская культура – культура творческого заимствования. Она часто представляют собой инопланетную экзотику, но, на самом деле в ней можно проследить в заимствования из других стран. Взять всю письменность из Китая – это был сильный ход. Рамен, гьюзу, даже сам подход есть палочками, вместо ложек – присутствуют во всех странах Азии. Тому, кто с этим познакомился впервые в Японии, эти традиции кажутся экзотикой Японии, тому, кто в Китае – экзотикой Китая. А в современном языке уже до 30% разговорных слов заимствованы из английского языка. Это, правда, не помогает, потому что разобрать их в японском произношении и записи очень сложно, но с этим нам просто не повезло. Если бы у древних японцев в соседях, с которыми они столкнулись первыми, оказались бы не китайцы, а, например, русские, уверен, что чайная церемония проводилась бы сейчас у самовара, а искусные каллиграфы выводили бы черными кистями аз, буки, веди…
    Что в японскую кухню пришло не от китайцев, то пришло от португальцев – табак (табако), хлеб (пан). Фейерверки, буддизм, чай, игра го (хотя мы и называем эту игру ее японским названием, но придумал‑то игру китайский император), традиционный календарь, письменность – все забрали из Китая, часто через Корею, смешали с местным языком и верованиями. Сейчас, когда японская культура стала более открытой, другие страны тоже перенимают японские увлечения. Аниме и манга уже рисуются и популярны далеко не только в Японии, свои собственные сериалы и комиксы с ярковолосыми и огромноглазыми героями создают и корейцы, и даже американцы. Но это отдельная история.
    Есть, однако, одна вещь, которая в Японию точно не пришла ниоткуда, и которая, видимо, не уйдет никуда. Эта традиция стоит и держит японца как корни. Недвижимость. Японский дом, удивительное строение, в котором все совершенно не так, как где‑либо еще. Говорят, что театр начинается с вешалки, а маленькие мелочи японского быта начинаются прямо с порога. В прихожей жильцы и гости дома снимают ботинки и одевают домашние тапочки. Сразу бросается в глаза то, что уровень пола в японской квартире не одинаковый. Самый низкий пол в прихожей. Потом пол поднимается террасами, предотвращая попадания пыли с предыдущего уровня на следующий. Коридор уже чуть выше, чтобы пыль с уличных ботинок не попала в квартиру. Перед туалетом, по традиции, всегда стоят специальные туалетные тапочки, которые надо переодеть перед посещением. И ни в коем случае не забыть потом домашние тапочки назад, тапочки из туалета никогда не должны бывать в комнатах. В старых японских домах пол в туалете часто бывал грязным, в современных это, конечно, не так, но традиция осталась. И, наконец, самый высокий пол в самой традиционной комнате в любой японской квартире – в спальне.
     Многое изменилось в современных японских домах на западный манер, но привычный быт – устойчивая традиция, и он не дает исчезнуть японскому дому совсем. Ни один другой народ кроме японцев не придумал спать, есть, сидеть и жить дома прямо на полу, без мебели. Даже самые современные модные и дорогие небоскребы Токио только снаружи выглядят западными строениями. Кухня, туалет, ванная, гостиная, столовая, кабинет – все эти комнаты уже могут быть сделаны по западному образцу, или, как говорят японцы – "ёсицу”. Но внутри каждой квартиры всегда есть хотя бы одна комната‑спальня, в японском стиле, или как говорят японцы: "васицу”. В такой комнате обязательно постелены рисовые циновки татами прямо поверх бетонного пола. Обычное современное стеклянное окно закрыто сёдзи – раздвижными решетко‑образными деревянными перегородками, проклеенными белой рисовой бумагой. Такие бумажные ставни хорошо пропускают свет и надежно закрывают обитателей жилища от посторонних взглядов с улицы. Японская комната не предназначена для мебели – тяжелые деревянные конструкции нельзя поставить на рисовый пол, покрытый татами, но в стене всегда делается встроенный большой шкаф, огороженный не пропускающими свет раздвигающимися плоскими деревянными рамами фусума. В старинном японском доме такие рамы отделяют так же комнаты друг от друга (а так как их легко снять, то, значит, число комнат в японском доме легко менялось в зависимости, например, от числа гостей), но в современных бетонных домах всего с одной японской комнатой такие ухищрения уже не используются. И, конечно, в японской комнате всегда есть токонома – деревянная ниша, в которую можно что‑то поставить: когда‑то в такой нише самурай ставил свой меч, женщины вешали картины или ставили букеты икебаны, но в современной спальне на единственной твердой, не рисовой платформе, на пол чаще всего ставится телевизор. Спят в японской комнате, постелив на пол специальный матрас – футон.
    Когда я учился в Японии в институте, помню, как приехал к нам приглашенный профессор из Китая и пожаловался, в каком плохом месте его поселили – и еду не приготовить (кухни нету), и спать приходится на полу. Японская секретарша удивленно:
    – Как, а разве в Китае спят не на футонах?
    Китайский профессор обиженно:
    – На кроватях.
    Секретарша:
    – Это что же, никто кроме нас, японцев, на футонах не спит, что ли?
    Китаец, чуть скривившись: – Может, корейцы?..
     Секретарша задумчиво: – А‑а… Ну, может быть…
    Помолчали. Секретарша, озадаченно:
    – Кровать… кровать… Но она же занимает столько места!..
     Чертовски верное наблюдение. Кровать в японской квартире – штука явно лишняя. Ведь там, где стояла бы кровать, можно стоять, ходить, сидеть, дышать воздухом… Ночью постелить футон, выспаться, утром свернуть, и снова – стоять, ходить, дышать в свое удовольствие. Можно даже позвать друга и поместиться с ним в это пространство вместе – приятно провести время. Можно завести кошку или собаку, можно купить фикус в горшке. Да мало ли на что можно потратить драгоценные квадратные метры, которые иначе жадно захапало бы себе деревянное четвероногое чудище. Нет, нет и еще раз нет. Кровать – жутко неудобное, непрогрессивное изобретение чьего‑то злого гения, мечтавшего о том, чтобы людям жилось тесно. Долой кровать, и да здравствует футон! Даже если кроме японцев о нем никто не знает. И упасть во сне с футона нельзя, не то что с кровати.
    Традиционная японская кухня, в которой все тоже происходит прямо на полу, а готовят еду, управляясь специальными большими поварскими палочками, встречается, наоборот, совсем редко. С появлением в Японии газовых и электрических плит, оказалось, что западная модель кухни более удобна и функциональна, да и сидеть многие уже привыкли за обеденным столом на стульях, а не традиционно скрестив ноги на мягких подушках на полу за низким японским столиком. Поэтому многие японцы уже не имеют японских кухонь. Но зимой, когда в японских домах становится действительно холодно, все вспоминают о старых бабушкиных японских домах. В связи с тем, что японцы придумали миллион методов обогрева тела и не одного способа обогреть квартиру, зимой, когда температуры дома и на улице часто равны, приятнее обедать в японском стиле.
    Судите сами. Итак, как обогреть себя? Хит зимних продаж – маленькие недорогие пластинки "хоккайро”. Пластинка достается из упаковки, приклеивается на одежду, в ботинки или прямо на тело, и вот 8 часов ощущения тепла вам обеспечено. Как это работает? Оказывается, довольно просто. Пакетик содержит всего‑навсего порошок из железных опилок. Раскрытие упаковки открывает поры пакетика, через которые на железные опилки поступает кислород из окружающего воздуха, и железо начинает ржаветь. В природе железо, обыкновенно, ржавеет с черепашьей скоростью, которую к тому же мы, как правило, пытаемся замедлить еще сильнее. "Хоккайро” – обратный случай, и к железу в пакетик добавили соль, как катализатор реакции, 8 часов – как раз тот срок, за который вся железная крошка "сгорает” в пакетике, отдавая тепло, нагреваясь, в зависимости модели, до 50–70 градусов Цельсия. Недостаток всего один – тепло отдается медленно, а, значит, легко получить серьезный ожог и даже не заметить момента.
    Для любителей трав и растений есть и более природный подход к обогреву. О шерстяных лифчиках, придуманных японцами к этой зиме, писали в ноябре все агентства новостей. Дело, однако, не в шерсти, а в том, что внутри. Лифчика у меня нет, как вы понимаете, но уже несколько лет валяется обогревающая собака "ататами ван‑ван” с той же начинкой. Собаку можно набросить на шею как шарф, но перед этим она, как и лифчик, нагревается в микроволновой печи вместе со своей начинкой из песка, перемешанного с сухим острым красным перцем. Результат похож на эффект горчичника – тепло действительно чувствуешь, но геройство девушек, фотографирующихся для рекламы в этих "горчичных” лифчиках, западные агентства, похоже, не оценили. Греющие приспособления, естественно, не ограничиваются предметами одежды. Иногда зимой японцам все же хочется снять с себя греющих собак и отклеить все "хоккайро”. Например, перед сном. На помощь приходят электрические одеяла, представляющие собой довольно тонкие простынки, прошитые стальной проволокой. Эти простынки включаются в розетку, и электричество нагревает проволоку. Счастливого сна и уж постарайтесь не описаться, а то будет как в стихотворении про "недолго мучалась старушка в высоковольтных проводах”.
    За столом тоже мерзнуть нехорошо, и традиционный невысокий японский стол обретает на зиму специальный шерстяной подол. Под этот подол можно (и нужно) прятать ноги, а там уже ждет вмонтированный в стол электрический обогреватель, пусть нос мерзнет, но хоть ноги за обедом находятся в тепле. Такой греющий стол называют "котацу” и одно это изобретение меняет ощущение от зимних обедов в японском доме на все 180 градусов! Да и сама еда зимой тоже меняется и принимает на себя вторую обязанность – не только кормить, но и греть. Зимой и только зимой обеденный стол начинает играть еще и роль кухни: в центр устанавливаются маленькие газовые горелки с одной конфоркой, продающиеся всю зиму в каждом магазине. Зимой в Японии популярны семейные приготовления супа "набе”. На горящую конфорку прямо на столе ставится кастрюля воды и в нее все кидают салат, овощи, тофу, грибы, ракушки, кусочки рыбы – все что угодно, главное не ингредиенты, а процесс. В отличие от более привычного процесса кулинарии у "набе” есть начало, но нет конца, то есть момента, когда суп готов. Суп готовится и поедается одновременно. Сварил свою ракушку, вынул, съел, положил следующую. Процессы приготовления, поедания и согревания участников изнутри горячим супом и снаружи горящим газом, таким образом, становятся единым циклом. Закончу часть об обогреве себя, традиционно, то есть туалетом. Знаменитые японские туалеты с множеством кнопочек выполняют ровно одну, но очень полезную, функцию. Зимой, когда с утра в туалете температура такая, что вода замерзает в раковине, японский туалет подогревается, исключая примораживание касающихся поверхностей, то есть задницы, к унитазу. По сравнению с традиционным, все еще часто применяющимся в Японии, туалетом в виде дырки в полу, эти современные туалеты, напоминающие пульт управления космическими полетами, конечно кажутся чудом мысли. Однако, и традиционные туалеты в Японии были отнюдь не просты. В кровавые времена феодальных междоусобиц жизнь самурая напрямую зависела от батто‑дзюцу – умения быстро вытащить меч в любой момент. К сожалению, когда какаешь (а самураи, да‑да, тоже какают) сидя в туалете, батто‑дзюцу получается несколько скомканным. И ниндзя про это знали, делая туалетную жизнь самураев полной опасностей. С помощью специальных, сложнейших чудес японской архитектуры, удалось в самурайских деревянных домах делать туалетные комнаты всегда без единой балки – чтобы ниндзя, в те времена вполне реальный наемный убийца, а не герой корейского кинематографа, не мог устроить в туалете засады.
    Моя любимая часть любого дома – ванная комната. Японцы любят мыться. Японская ванная – большой таз с водой, а под ним дрова. В бане следовало самому себя варить, подкидывая дрова. Мыться в такой традиционной ванне – занятие опасное. На дно таза клали маленькую деревянную табуретку, чтобы сидеть на ней. Ведь, если нога или попа соскочит с табуретки, то они коснутся раскаленного на открытом огне дна таза: бывает помоешься, а бывает – обгоришь. Но и такая ванна раньше считалась дорогим удовольствием. Обычно ванна была только в одном доме на деревню, и хозяин пускал мыться после своей семьи по очереди всех жителей. В одной и той же воде. И сейчас в традиционных гостиницах "менсюку”, где уже есть и водопровод и даже иногда горячая вода, хозяин раз в день заливает ванну горячей водой и накрывает деревянной крышкой, чтобы вода медленнее остывала, потом в эту ванну залезают мыться по очереди все постояльцы. Главное не оказаться последним.
     Опять же современная ванна, конечно, во многом изменилась и никто уже не разводит под собой костер, а просто наливают горячую воду, нагретую компактными, но мощными газовыми нагревателями воды (центрального отопления и центральной горячей воды, как в России, в Японии нет). Но и в самой современной японской ванной комнате особенности японского быта сразу обращают на себя внимание. Например, душ расположен очень низко. Конечно, рост среднего японца ниже роста среднего европейца – но не настолько же! Секрет отыщется тут же рядом – японцы принимают душ не стоя, а сидя на специальном стульчике. На самом деле совершенно замечательная идея: собственно мыться, то есть тереть себя мочалкой, поливать мылом и шампунем, значительно удобнее сидя, а поток воды стекает в водосток на полу ванной комнаты. В собственно ванну заходят уже чистым и мытым. Поэтому душ никогда не расположен над ванной, как бывает в компактных европейских квартирах, а рядом с ванной. В богатых семьях, где ванны большие, одну ванну наливают на всю семью и, помывшись предварительно в душе, залезают в ванну все вместе, всей компанией, иногда с друзьями. В Японии принятие ванны – не процесс мытья тела, а процесс получения эстетического наслаждения от горячей воды и процесс социализации: раздевшись до гола и распарившесь в горячей воде японцы становятся открытее и разговорчивее. Ну, а в более бедных семьях, когда ванны меньше, семье приходится принимать ванну по очереди, от старшего до младшего, сохраняя тепло одной и той же горячей воды под крышкой, совсем как в традиционных постоялых дворах.
    Теперь немного об обогреве дома. Не знаю, в какой стране изобрели батарею, но явно не в Японии, потому что тут их нет. Электрические калориферы греют ровно так же, как лампы, то есть только то, что попадает в их поле света, а кондиционер надрывается, но устает бороться с морозным ветром из многочисленных щелей между деревянными щепками, из которых построен мой дом. В результате того, что ночная температура упала до 7 градусов тепла, нагло игнорируя доклад ученых о глобальном потеплении, мне окончательно надоели кондиционеры, которых у меня в квартире две штуки, электрогрелка и электроковер, каждого из которых по одному, но греют они все вместе по такой погоде с мощностью, примерно сравнимой с теплоизлучением одного комара. Окон при этом у меня на 2‑х комнатную квартиру 9 штук, все в одно стекло и все от этого обогрева текут так, что под ними уже лужи, а температура в квартире мало отличается от температуры на улице. И вот я пошел в магазин выбирать очередную технику для обогрева. Лично мне сразу приглянулись электро‑тапочки модели "почувствуй себя терминатором”. То есть ноги они наверняка греют. Но сама идея ходить по квартире, будучи привязанным за провод к розетке электричества, меня несколько удивляет.
    Самый эффективный по соотношению цена/тепло метод обогрева, как рекомендуют все японские сайты, это – обогревательная печь с огнем. Такие печки стоят абсолютно повсюду – они обогревают зимой отели, железнодорожные станции и очаги горнолыжников, так что я их хорошо знаю. Действительно, очень тепло. И модели современные какие красивые пошли! Куча кнопочек, электронный дисплей, термометры, климат‑контроль, поддержка нужной температуры и автоматическое выключение огня в случае землетрясения. Чудо, а не прибор. Работает от керосина. То есть у меня теперь в доме появился супер‑современный японский примус и 20‑литровая пластиковая канистра керосина с ближайшей заправки (оказывается, на всех заправках тут наливают керосин). А чтобы вы не думали, будто каменный век, к канистре опять же куплен электронный насос на батарейках, сам чувствующий уровень емкости печи и никогда не переливающий керосина больше чем нужно.
    Я живу скромно, машины и личного самолета у меня нет, да и никогда не хотелось. На работу на метро, в магазин – на велосипеде. Вот уж не думал, что начну обращать внимание на рост цен на бензин. Теперь раз в неделю одевшись в куртку и схватив в руки красную пластиковую канистру, сажусь на велосипед и подъезжаю к заправке. Со всеми войнами нашего века цена постоянно растет, мой старый велосипед становится все более ржавым и помятым от перевоза тяжелых канистр нефтепродуктов, а у заправки всегда стоит припаркованным шикарный гоночный автомобиль альфа‑ромео. То ли это значит, что кто‑то из сотрудников заправки уже разбогател на этих ценах не хуже арабского шейха, то ли это значит, наоборот, что и них уже не хватает денег на бензин, чтобы эта альфа‑ромео еще и куда‑то ездила от заправки.
    Но вот тепло от керосиновой печи и правда отменное. И запах тоже. Это не просто отопление "по‑черному”, это гвоздь в сапоге. Представьте комнату в 4 квадратных метра, в которой вы поставили выхлопную трубу от автомобиля. Тепло станет действительно быстро. А теперь замените трубу от автомобиля на трубу от реактивного двигателя самолета, потому что керосин – это еще круче, чем бензин. И дешевле. Меня только удивляет, почему японцы еще не ставят в квартирах маленькие термоядерные реакторы и не продают канистры с обогащенным ураном. Еще выгоднее бы получилось. Но, конечно, и от керосинки тепло‑то как! И каждый час инструкция требует на 2 минуты открывать все окна в квартире и проветривать воздух. То есть каждый час две минуты жутко холодно. А потом – потом снова тепло! Греет такая печь просто своим выхлопом, и, одновременно, сжигает кислород в комнате. Но, конечно, в 5 раза дешевле чем электричество. Всякое изобретение чем‑то меняет наш быт и культуру, и ничто не делает японский быт так, как японский дом. Любая мелочь имеет огромное влияние. В японских многоквартирных домах не предусмотрена не только тепло, но и звукоизоляция, каждый человек как на ладони. Поговорка "мой дом – моя крепость” произошла из Англии, в Японии она не знакома и не применима – дом не охрана и защита от внешнего мира, а лишь крыша над головой. Когда соседи за стеной чихают, мы говорим: "будь здоровы”, а теплыми летними вечерами в Токио видно, как на улицах у домов сидят люди, вышедшие поговорить по сотовым телефонам: чтобы не мешать шумом своих разговоров домочадцам и соседям. И это – маленькая черта быта. Существующие ровно по той же причине слишком большой открытости японского дома так называемы отели, любви – отели сдающие на час специально оборудованные закрытые тайные комнатки для занятий сексом в среднем ежедневно принимают 2 миллиона японцев, что, надеюсь, обозначает примерно 1 миллион мужчин и 1 миллион женщин. Как вам такое?
    Besucherzahler looking for love and marriage with russian brides
    счетчик посещений