Главная | Регистрация | Вход
Cекреты гейши
Меню сайта
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 524
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  •  
    Вещи, которых трудно добиться, нарушают движения человека.

    ЛЕКЦИЯ ДВЕНАДЦАТАЯ
     
    ИСКУССТВО НАПРАВЛЯТЬ СОБЫТИЯ
     
       Я всегда поражалась, как Сестра Фу могла про­сто говорить о сложном. Тысячи книг написано о любви, о любви к миру, к себе, но никто не зада­вался вопросом, зачем любить мир. Любовь ради любви?
       Я не думаю, что древние были настолько не прагматичны. Конечно же, они прекрасно знали, что наслаждение — это самый мощный источник энергии.
       Но если говорить о наслаждении, то оно настолько многогранно, настолько сложно и утон­ченно, что не всякий может рассмотреть его как первопричину. В древних легендах живет имя им­ператора-врачевателя Шэньнуна, который «для лечения больных испробовал на себе действие ста лекарственных растений». (Император жил в 3216 году до нашей эры, а слово сто на самом деле оз­начает множество, и это были в действительности многие тысячи лекарственных растений. Слово «испробовал» не означает, что он испытывал их подобно современным алхимикам. Он в совер­шенстве знал и чувствовал все нюансы пульсовой диагностики, мог отследить изменения в течении энергии по своим каналам и меридианам, сам яв­ляясь совершеннейшим анализатором и одновре­менно аналитиком воздействия трав на человека, используя для проверки воздействия трав уравновешивающие воздействия игл, упражнений и дру­гих методов, включая медитации.)
       Наслаждение процессом познания — это и сейчас для многих мощный источник энергии. Наслаждение, являясь мощным источником энергии, одновременно является и самым силь­ным магнитом, который притягивает к нам лю­дей, события, достаток и средства для достиже­ния целей. Наслаждение одновременно является и целью, пускай даже не осознанной, и средством ее достижения. Чем больше список ваших на­слаждений, тем большую энергию вы можете иметь для жизни. Именно с наслаждением связа­ны и знаки зодиака, и именно поэтому мир подчинен их влиянию. Как бы ни проста казалась нам логика стихий и элементов, она работает, и причина этому — наслаждение.
       Теперь я понимаю логику построения лекций Сестры Фу. Все действительно подошло к своему логическому завершению. Только поняв смысл и значение наслаждения, можно научиться искус­ству направлять события.
       Итак, я готова была услышать эту лекцию: возможно, я узнаю что-то новое и необычное об искусстве осознанного управления потоком, осознания потока, жизни в потоке. Для меня это искусство означает: дать (позволить) всем быть теми, кто они есть. Другими словами, дать, поз­волить всему проявиться и использовать эти проявления.
       Я настроилась на появление Сестры Фу, что придало моему сознанию ощущение некоторой торжественности. Я не знаю почему, но мое серд­це охватило волнение, оно забилось в предчув­ствии чего-то неожиданного, возвышенного, как будто само откровение должно было спуститься с облака. Но я следовала потоку своих ощущений, как потоку реки, которая знает о своей цели — до­стичь океана.
       Сначала появился легкий ветер. Окна слегка приоткрылись под его мягким порывом. В комнате стало светлее и просторнее. Нечто уже проис­ходило. Как будто логическое завершение всего этого нарастающего потока света появилась Сес­тра Фу. То, что я увидела, поразило меня не меньше молнии в ясный солнечный день. Сестра Фу появилась так, как будто она вплыла в класс на легком облаке. На ней было невероятной красоты и сложности шелковое платье бледно-бежевых тонов, расшитое лотосами цветов заката в запад­ных горах Сишань.
       Прическа больше напоминала сложное архи­тектурное сооружение, однако настолько же гар­моничное, насколько гармоничны и сложны да­осские храмы в окружении живописной природы, где бы они ни стояли: на склонах неприступных гор или в лесных чащах, у зеркала озер или непо­далеку от горной речки.
        Природная красота лица была подчеркнута жемчужной пудрой и красками, нанесенными так божественно, будто стихи на рисовую бумагу, ос­тавляя без ответа извечный вопрос: что прекрас­нее — каллиграфия или сами стихи, или тот рису­нок, который оставил автор на полях рукописи?
       Аура ароматов, едва уловимых, где-то на грани восприятия, оставляла невидимый шлейф и со­здавала особое пространство, обладающее притя­гательной силой, противиться которой было не­возможно. Я не смогла прочитать ни одного аро­мата, но и не поддаться магии этого пространства я тоже не смогла.
       В руках у Сестры Фу был веер невиданного изящества и красоты, который мог сравниться по притягательности только с ее запястьем, будто выточенным из белого нефрита. Невозможно пе­редать словами, невозможно научить этому искусству, можно только видеть, восхищаться, чув­ствовать и находиться под его обаянием. И, тем не менее, девочки должны были стремиться овла­деть этим искусством. Много учениц сидит в классе, но немногие станут великими художника­ми. Но стать мастерами должны все.
       Сестра Фу раскрыла веер, и я увидела, что на узких полосках дерева были записаны стихи, а выше, на шелковом оперении веера, были нари­сованы в миниатюре сцены из жизни великих куртизанок.
       Столь прекрасна и хрупка была эта вещь! Словно сама жизнь. Однако не надо забывать, что в женских боевых искусствах она является гроз­ным оружием, останавливая и перенаправляя потоки энергии. Да, несмотря на почтенный возраст и высокое положение, Сестра Фу все равно оставалась непревзойденным мастером женственности.
       Ее белая мраморная кожа, ее ухоженное тело излучали энергию и силу, перед которыми не смогли бы устоять ни юноша, ни опытный и зака­ленный в боях воин. Она могла пленить изыскан­ного, привередливого вельможу и самого императора. Но только знающий и посвященный мастер мог по достоинству оценить ее искусство. Поэто­му все это великолепие было обращено к нам, ее ученицам.
       То, что мы увидели, почувствовали, было настоящим фейерверком женского триумфа.
       Она выглядела очень молодой, и дело было не в том, что она в совершенстве владела медицин­скими знаниями. Она владела искусством пласти­ческой операции, в исторических дневниках мо­настыря я обнаружила записи, упоминающие, что она и другие сестры владели искусством воссое­динения оторванных пальцев, делали пластичес­кую операцию носа, губы, уха, делали искус­ственные зубы еще семьсот лет назад.
        Им было известно также «мафэйсань» — анес­тезирующее средство, при помощи которого еще со времен открывшего его замечательного хирур­га Хуа То (208 год н. э.) они делали больным опе­рации под общим наркозом. Я также нашла упо­минание о том, что еще в начале эпохи Сун (960 год н. э.) они знали о методе оспенной вакцина­ции путем внесения через нос вируса оспы в орга­низм здорового человека, поэтому их лица были гладкими и не тронутыми оспой, так же как и ли­ца тех, кто поддерживал связи с монастырем.
       Однако ее молодость и красота были результа­том долгих и упорных тренировок, это была есте­ственная энергия молодости истинной бессмерт­ной и посвященной. Конечно же, она была знакома с комплексом гимнастических упражнений «учинси» («Забавы пяти животных»), подражающих движениям тигра, оленя, медведя, обезьяны и аиста. Она знала, как сочетать упражнения с другими методами лечения. Но все это было лишь модными веяниями, пригодными для тех, кто не ijS хотел идти по тернистому пути познания сущнос­ти явлений. Да, те практики, которыми владела она, требовали знаний, дисциплины и осознания каждого момента жизни. Чувство меры и чувство наслаждения жизнью были ведущими на ее Пути. Ее молодость была истинной молодостью бес­смертных сестер.
       Вряд ли у кого-либо могло возникнуть сомне­ние в ту минуту, что эта женщина обладает искус­ством направлять поток событий. Она была про­сто прекрасна. А когда вы созерцаете нечто пре­красное или возвращаетесь в своем сознании к образу прекрасного, то в вашем мозгу одновре­менно возникают положительные ожидания, свя­занные с этим образом. Если же этот образ доста­точно сильно завладел вашим вниманием и по­глотил всю вашу способность сосредоточиваться, ваше тело станет расслабленным, как водоросли в горной речке, и через него потечет поток энергии, как поток горной, хрустально чистой воды, и вы наполнитесь наслаждением.
       Наслаждаясь и созерцая, я оставалась откры­той для всего, что происходило в классе, что мог­ло случиться в каждый момент, без какого-либо осуждения ее молчания или зовуще-томного взгляда вдаль. Я просто наблюдала за этой боже­ственной красотой, поглощающей все мое внимание, а сознание само по себе отмечало вокруг все прекрасное и гармоничное. Те вещи и предметы, к которым я уже привыкла, обратили, наконец, мое внимание на себя своей гармоничностью с окружающим пространством, совершенством формы, размера, волнением цветов, своими про­порциями.
       Ничто не возмущало окружающую обстановку, все было законченным произведением искусства, созданием божественной красоты. Все было само по себе и в то же время плавно перетекало друг в друга. Казалось, измени что-нибудь в прическе Сестры Фу или переставь эти изящные, в виде мифической собаки, горелки для воскурения бла­говоний, используемых для профилактики болез­ней или же для усиления памяти и сосредоточе­ния во время занятий, как все изменится и распа­дется на фрагменты. Мой взгляд упал на перла­мутровую инкрустацию дверей черного древа, на золоченые круги для рук, которые, казалось, загу­дят от малейшего прикосновения, подобно гонгу, уносясь вверх к резной перекладине из магнолии, к карнизу, отделанному ажурным абрикосом.
       Тяжелые занавесы вдоль окон перевиты узла­ми чуской бахромы, а легкие прозрачные шелко­вые занавеси играют на солнце всеми цветами ра­дуги, переливаясь волнами в такт легкому дыха­нию ветра, прилетевшего с озера, напитавшись ароматами фужунов и орхидей. Было ощущение, что включился какой-то фильтр, который пропу­скал только те образы, которые могли храниться в fa мозгу на полочке под названием «прекрасно божественное и гармоничное».
       Мое сознание открылось всему прекрасному, мысли и чувства перетекали друг в друга и порож­дали друг друга. Чувства исходили уже от самой формы предметов, от их цвета. Мозг отдыхал, он ничего не оценивал. Внимание переходило от пластических линий крупных форм к мелким де­талям, как будто по спирали уходило в глубины космоса. Однако также плавно оно возвращалось обратно, сохраняя в памяти, как будто в тайной комнате уменьшенных размеров, образ того, что только что владело моим вниманием.
       Я сама себе казалась пожирательницей этой красоты. Эту рукотворную гармонию и божест­венную красоту я с невероятной скоростью пере­носила внутрь себя, увеличивая гармонию и кра­соту своего внутреннего пространства. Прикры­вая глаза, я с наслаждением перебирала на полоч­ках своей внутренней комнаты все эти образы, до мельчайших деталей записанные в объемном, трехмерном виде.
       Вот шелковые рукава, расшитые по краям мел­ким жемчугом, оставаясь невесомыми, сохраня­ют форму бутона, из которого выглядывает неж­ное запястье из белого нефрита, перетекающее в раскрытый веер. А вот подол платья, также расшитый жемчугом, который не позволяет шелку скользить и скручиваться, а создает плавную линию подола. Он почти незаметен, но сколько же мелких жемчужин нужно было, чтобы создать этот эффект!?
       И тут я поймала себя на мысли, что уже про шло немало времени с того момента, как Сестра Фу вошла в класс, а все девочки испытывают то же, что и я. Все они, не сговариваясь, с восхище­нием смотрят на Сестру Фу, не потому, что не сме­ют пошевелиться, а потому, что они также с инте­ресом вовлечены в тот же процесс, что и я.
       Я так долго занималась сосредоточением и медитацией, что знаю, насколько сложно удер­живать внимание и концентрацию на одном и том же объекте, а Сестра Фу сделала немысли­мое: вот уже более часа все девочки от семи до одиннадцати лет не сводят с нее глаз. Эти ма­ленькие непоседы, казалось, постигли искусство сосредоточения и созерцания, не напрягаясь и не осознавая этого.
       На моих губах улыбка заиграла новыми крас­ками. Я подумала о том, что у мужчин просто нет шансов не попасть под действие этой магии. Не произнеся ни единого слова, она завладела на­шим вниманием и удерживает его более часа, и никого здесь нельзя обвинить в пристрастности, особенно непоседливых малышек. Ее состояние настолько гармонично, что даже дикие звери ведут себя при встрече с ней точно так же, как и де­вочки сейчас. Они просто замирают и встраиваются в ее внутреннюю гармонию, такую же совер­шенную, как кристалл алмаза. Можно ли еще больше увеличить эту божест­венную красоту и гармонию внутри себя?
       Весь мир вокруг просто кажется сном. Сном, который мы видим ежедневно, но который ни­когда не бывает одним и тем же. Я вспомнила сказку про пастуха, который жил в нищете и уни­жении, но все время видел прекрасные сны. Од­нажды случилось так, что его сны воплотились в жизнь, он стал наяву наслаждаться жизнью, но когда он засыпал, то не было страшнее снов. По­терявшись между реальностью и снами, он од­нажды утром под недоуменными взглядами сосе­дей ушел вслед за странствующим даосом, поки­нув навсегда родную землю.
       На меня эта незатейливая сказка произвела невероятное впечатление. Она подарила мне практику, которую я использую до сих пор. Во время медитации я представляю, что мир вокруг меня — это всего лишь сон, что он существует только в моем сознании, а не является чем-то, от­дельным от меня, наполненным реальными пред­метами. Ведь на самом деле оно так и есть. Звери, насекомые и люди, у которых есть определенные травмы или болезни мозга, видят и воспринима­ют мир совершенно по-иному.
       Сама собой вспомнилась история из книги «Чжуан-цзы», глава вторая «О равенстве вещей»: «Однажды Чжуан Чжоу приснилось, что он — ба­бочка: он весело порхал, был счастлив и не знал, что он — Чжоу. А проснувшись внезапно, даже удивился, что он — Чжоу. И не знал уже: Чжоу ли снилось, что он — бабочка, или бабочке снится, что она — Чжоу. Ведь бабочка и Чжоу — совсем не одно и то же. Или это то, что называют превраще­нием?»
       Да, действительно, все воспринимают мир по-разному. И только поняв, насколько по-разному, вы откроете для себя великую истину: даже абсо­лютно нормальные люди, даже брат и сестра, даже близнецы, рожденные в один день от одной мате­ри, видят этот мир абсолютно по-разному. То, что мы видим, это всего лишь игра нашего воображе­ния, и лишь приобщение к общей культуре, совме­стное обучение, взаимоотношения и взаимодейст­вия позволяют определить и выделить какие-то общие для всех черты какого-либо предмета.
       Мне также нравится проделывать другую ме­дитацию: представляя себя другим человеком, только что рожденным ребенком, я смотрю на мир вокруг меня, пытаясь отыскать что-то новое, что раньше никогда не видела. Именно это сейчас и происходило со мной в классе: совершенно не­осознанно я начала открывать для себя это про­странство, с которым должна была сегодня про­ститься.
        Я знаю, что это дает возможность отыскивать предметы, потерянные на чужой территории, или почувствовать разницу между рукотворными вещами и живой природой, отыскивая потерянные предметы в лесу. Но самое важное, что это помогает по какой-нибудь детали интерьера класса вос­становить в памяти весь цикл лекций. Чем больше деталей сейчас я смогу осознать, тем больше ин­формации из лекций я смогу запомнить.
       Вот и все, остается только один шаг до управ­ления внешними событиями. Зная, что все внеш­нее — это есть лишь ваше осознание внешнего мира, вы можете начать планирование событий в своем сознании прямо сейчас. На самом деле, все, что вы имеете, — это и есть продукт вашего созна­ния. Поэтому позвольте потоку течь и приносить вам новые знания о предмете, новые идеи, новые образы и новые пути решения задач.
       Если вас что-то волнует, просто подумайте об этом, стараясь удерживать концентрацию на этом предмете. Когда начнут приходить мысли, идеи, образы, то постарайтесь не оценивать их, просто наблюдайте. Если вдруг возникнет какое-либо напряжение, то в этот момент важно не потерять концентрации и продолжать удерживать внима­ние, пытаясь расслабить свои мышцы и оставать­ся спокойной. Напряжение пройдет, но возник­нет новое отношение к предмету — новые мысли и решения.
       Внешний мир — это всего лишь схема, создан­ная вами, которая является продолжением вашего мозга, а точнее, ваших ментальных построений. Пространство вокруг вас заполнено невидимыми схемами, которые могут быть обнаружены только при взаимодействии с этими схемами. В этом большое участие принимают движения глазных яблок.
       Спросите себя, что вы делали вчера, — и ваши глаза начнут считывать с внутреннего полотна, как с картинки, те события, которые происходи­ли с вами вчера, причем это полотно окажется со­вершенно в определенном месте, как правило слева от вас. А если спросите себя, что я буду де­лать завтра, то ваши глаза сместятся вправо и чуть-чуть вверх, считывая с другого полотна вооб­ражаемые события завтрашнего дня.
       Наполняя свои схемы новым содержанием, вы изменяете мир, вы получаете возможность управ­лять событиями. Точно также вы можете устано­вить места расположения в окружающем вас про­странстве приоритетных для вас событий. Зная эти места, вы можете мысленно помещать в них те картинки, которые отвечают вашим желаниям. Не беспокойтесь, как мир реализует их, просто делайте это. Вы всегда видите лишь маленький листочек большого дерева, все дерево нам не дано увидеть.
       Для того, чтобы не вносить помех в эти свои схемы, важно научиться владеть своими глазными яблоками, уметь расслаблять глазные и мимиче­ские мышцы. Вот почему так важны упражнения: «лицо дракона», «дыхание глазами», тут работа с органами, сопровождающаяся открыванием и закрыванием глаз.
        В тайчи также глаза должны следить за руками или следовать определенной схеме. Полноцен­ные движения глазных яблок во всех направлениях с полной амплитудой, а также внутренние вра­щения глазных яблок с закрытыми глазами очень важны для поддержания функции памяти, для построения нашего будущего и для работы с про­шлым.
        Во многих монастырях при лечении травм го­ловы или болезней мозга используют вынужден­ные движения глазных яблок, когда исцеляемый должен следить глазами за движущимся предме­том или, если он уже в состоянии это делать, дви­гаться глазами вдоль специально начерченных линий в определенном порядке. Это простое уп­ражнение позволяет вернуть память после травм или улучшить память у больных детей.
       Однако наилучший метод управления пото­ком — это создание своего потока событий. Зачем беспомощно барахтаться в чужой реке или даже плыть на большом корабле, все равно это чужая река. Гораздо лучше найти и приручить свою реку. Так делают дети, совершенно не осознавая, что они делают, именно поэтому их называют ма­ленькими Буддами.
       Они просто представляют себе желаемое, при­чем делают это с максимальной отдачей, целыми сутками, настолько входя в роль, что их игра по-рой бывает гениальнее игры профессиональных актеров. Я бы даже назвала их поведение интер венцией внутреннего во внешнее.
       И вот это их «желаемое» уже присутствует во внешнем, оно начинает жить самостоятельно, об­растая отношениями, связями, навыками, становясь, незаметно для многих окружающих, реаль­ностью.
       И никто не называет это магией. Все уже сми­рились с существованием в реальном мире этого «желаемого» ребенком. Иногда лишь вызывает удивление та скорость, с которой это может про­исходить.
       В это время Сестра Фу легким изящным дви­жением взяла пипа и тронула струну. Она зазвене­ла, и я подумала, что Сестра Фу сейчас будет петь, но она только улыбнулась.
       Звук изменил про­странство вокруг. Высота звука была такова, что он как будто попал сразу в центр головы, где рас­положен гипофиз, а затем, растворяясь в про­странстве поднялся вверх, туда, где расположено шишковидное тело. Затем Сестра Фу тронула другую струну, от звука которой перехватило в горле, а из глаз гото­вы были потечь слезы. Захотелось закричать или запеть. Восприятие пространства обострилось, мысли потекли одна за другой, а сердце забилось как испуганная белка. Непонятно отчего, но про­сто хотелось поплакать. Однако она еще раз тронула струну так, что та издала звук, попавший прямо в сердце. Было ощущение, что оно расширилось, что-то из себя выпустило и наполнилось блаженством, и стало легким и невесомым.
       Сестра Фу еще раз тронула эту же струну, и вновь мир вокруг преобразился так, как будто пе­лена спала с глаз и все стало ясным и понятным, захотелось двигаться, бегать, прыгать... Я вспом­нила, что мы все уже довольно долго сидим непо­движно. Сердце, казалось, было переполнено ра­достью и необъяснимым счастьем.
       В классе уже давно была тишина, но след звука, оставленный в сердце, мягкими волнами еще рас­пространялся во все уголки тела, превратив его в резонатор, как будто тело — золотой дворец — ста­ло звучащим хрустальным дворцом, и с каждой волной звука было ощущение, что по телу пробе­гают мурашки. Особенно сильные ощущения бы­ли в области гипофиза, как будто само сердце пе­реместилось туда, с каждым ударом посылая вол­ну во все полости головы (воздухоносные пазухи) так, что даже дыхание смягчилось и стало влаж­ным, приятным и легким.
       Есть действие, и есть пауза. Тонкость мира заключается именно в паузе. Возможно, в этом и есть мудрость женщины в отличие от мужчины, чье призвание — действовать. Создай паузу, заполни ее медитацией или даже ничем не заполняй, пускай она будет просто паузой, пустотой маленькой частичкой великого Дао.
       Сестра Фу тронула еще одну струну, это был еще более низкий звук, но он был очень необычен, он заставил напрячься, сосредоточиться, и одновременно я услышала пульсации в области пупка. Хотелось вскочить с места, начать танце­вать или бежать куда-нибудь. Это был какой-то кусок энергии, необузданной и неукрощенной.
       Я с интересом наблюдала за своими ощущени­ями и понимала, какое большое влияние оказы­вают звуки на наше тело. Вот-вот, еще одно мгно­вение — и я начну танцевать. Все мы, осознавая или не осознавая это, находимся во власти зву­ков, будь то звук ветра, или звуки воды — падение капель дождя, шум прибоя, грохот водопада — сколько их! А пение птиц... позвольте себе просто слушать, не оценивая, позвольте каждому звуку просто существовать, просто быть, не сопротив­ляясь ему. Может быть, он что-нибудь скажет вам про то, о чем вы никогда не догадывались. Может, он и есть ответ на ваш вопрос, просто задайте се­бе этот вопрос и послушайте звук... Следующий, еще более низкий звук, вызвал образы чувственного наслаждения настолько яв­но, что сидеть я просто не смогла, какая-то сила подняла меня и заставила танцевать, девочки тоже начали раскачиваться взад-вперед, а потом вставать и танцевать вместе со мной. Сестра Фу играла простую танцевальную ритмичную мело­дию на четыре четверти.
       В теле не было никакого напряжения, окружа­ющий мир был просто потоком любви, в котором мы купались и как любовники, и как возлюблен­ные. Тут я заметила, что и Бао также беззаботно смеялась и танцевала рядом со мной, она подхватила свою маленькую сестренку и кружилась с ней. Легкие прикосновения малышек, которые затеяли среди танца игру в догонялочки и исполь­зовали старших сестер в качестве укрытия, напол­няли пространство внутри и вне тела еще боль­шей любовью и энергией.
       Так вот и закончилась эта лекция: на полу ле­жала пипа, мы танцевали, а Сестра Фу была неиз­вестно где, на каком облаке...
       Две маленьких расшитых туфельки стояли по­середине класса, и мне было жаль, что все закон­чилось так скоро. Но бессмертные тоже слишком заняты и не могут до бесконечности отвечать на наши вопросы. А может быть, они их больше за­дают нам.
       Что есть поток? Поток времени, поток собы­тий, поток ощущений, поток бытия?
       Я и поток. Что есть Я? Что есть я, если не по­ток, когда поток Я вливается в другие потоки бы­тия — бы-ти-я. Само слово бытие — и есть поток. Быть во времени, быть в пространстве, в череде сменяющих друг друга ощущений, событий...
       Ну что же, мне остается только вспомнить «Дао-дэ цзин»:
     
    «От пяти цветов слепнут глаза,
    от пяти звуков глохнут уши,
    от пяти вкусов тупеет язык;
    скачка и охота доводят до неистовства,
    редкостные вещи толкают на преступления.
    Поэтому мудрец забо­тится о желудке, а не о глазах:
    он берет необходимое и отбрасывает лишнее».
     
                                                    Из книги «Дао-дэ цзин», глава 12.

       КОММЕНТАРИИ
     
    2 — Эти четыре иероглифа из второго чжана «Дао-дэ цзина» означают:
    «Свет. (Бытие)
    Тьма. (Небытие)
     Лицо. (Черты лица)
    Жизнь. (Рождение)»
     
     Это звучит как отдельное законченное произве­дение. Можно оформить это так:
     
    «Сначала был свет.
    Потом была тьма,
    из которой появились твои черты лица.
    Так происходит рождение».
     
       В философском плане это также можно перевес­ти следующим образом, используя то, что один и тот же иероглиф означает «лицо», «черты лица», «вид», «фаза, состояние вещества»:
     
     «Фаза (состояние) между бытием и небытием и есть рождение».
     
       Таким образом фразу, приведенную на обложке книги и состоящую из восьми иероглифов, можно перевести так:
     
       «Рожденная на границе
    тьмы и света,
    Будь подобна воде».
     
       И совершенно случайно название главы 2 совпа­ло со значением фразы, взятой из второго чжана, так же и расшифровывая ее, сравните сами: «Ян, рожденный из Инь». И вот уже в этом значении этой фразы мы угадывает формулу знаменитой мандалы «инь-ян».
     
    8 — Еще более интересная алхимическая формула заключена в этой фразе, взятой из начала восьмого чжана «Дао-дэ цзина» и состоящей из четырех ие­роглифов:
    1 — Верх, расти, увеличивать.
    2 — Добро, добродетель, правильный, хороший — известный под понятием «дэ».
    3 — Молодой, юный, подобно.
    4 — Вода (во всех смыслах алхимии).
     
       Эта фраза абсолютна понятна тем, кто занимает­ся практиками. Это формула алхимических превра­щений при практике микрокосмической орбиты в том числе, а также и при выполнении практики мультиоргазмического вытягивания. Эта формула многогранна, эта практика неисчерпаема, поэтому все из приведенных ниже переводов этой фразы бу­дут верными, но всего лишь частично передающими смысл этой формулы.
     
    «На пути увеличения добродетели будь подобна воде».
     «Совершенствуясь, будь подобна воде».
    «Молодая вода движется вверх».
    «Молодая вода движется вверх, неся добро».
    «Увеличивая добродетели, ты сохраняешь молодой свою воду».
     «Совершенствуясь, сохраняешь молодость».
    «Двигаясь вверх по пути добра, ты подобна моло­дой воде, которая выходит из земли, испаряется и воз­носится к небесам, — это и есть путь бессмертия».
     «Двигаясь по пути добродетели вверх, помни, что вода, собираясь в облака, проливается вниз, как дождь, вбирая в себя соли, движется вниз, к корням. Поэтому двигаясь вверх, сохраняй связь с землей так, как это делает вода».
    «Уравновешивай движения вверх движением вниз».
    «Сохраняй свою постоянную природу во всех своих алхимических практиках (превращениях) подобно воде». «Пусть твоя сущность будет чиста и невозмути­ма, как сущность воды».
     
    В медицинском аспекте также много трактовок этой фразы.
     
    «Молодая хорошая вода (жидкость, кровь, лим­фа) движется вверх» — это действительно так, кровь и другие жидкости организма, если они чисты и хо­рошего жизненного качества, сами движутся вверх по капиллярам, обладая низкой вязкостью. Когда же в крови много холестерина и других веществ, ча­сто именуемых в просторечии «шлаками», то такая кровь (лимфа и другие жидкости, например ликвор) обладает высокой вязкостью и застаиваются приво­дя к болезням. В таких местах застоя, в соответству­ющих точках, делается кровопускание, чтобы убрать застой. Как правило, если правильно делается кро­вопускание, кровь выходит вязкая темная, иногда ее приходится силой выдавливать, но всего лишь после появления нескольких капелек крови пациенту ста­новится легче и равновесие энергии в каналах вос­станавливается .
     
    Еще одна трактовка:
     
     «Увеличивая добродетели (то есть положительные эмоции, присущие каждому органу), мы делаем моло­дыми все жидкости нашего организма, достигая дол­голетия и бессмертия».
     
    Также будет верна и такая версия перевода.
     
     «Реализация тела света и обратная материализа­ция — происходит подобно превращению воды».
    «Возносясь вверх в состоянии дзэн, будь подобен мо­лодой воде, которая возносясь вверх, возвращается на землю».
    «Возносясь вверх, оставляй себе возможность вер­нуться на землю».
     
    9 — «Чем удерживать и наполнять, лучше пропус­кать через себя» — означает быть прозрачным для внешних воздействий, сравни из Йоги: «Не позво­ляй внешним вредным воздействиям влиять на тебя»).
    10 — «Стремясь к единству души и тела, способен ли ты не рассеиваться?» (Способен ли ты сохранять концентрацию?)
    12 — Для того, чтобы понять эту фразу в медицин­ском аспекте, нужно посмотреть контекст. Если от­влечься от существующих переводов, а восприни­мать те иероглифы, из которых состоит 12-й чжан, то очевидно для любого практикующего, что смысл его будет следующим.
       Пять цветов угнетают зрение. (Понимается пе­чень, элемент дерево.)
       Пять звуков угнетают слух. (Понимается почки, элемент вода.)
       Пять вкусов угнетают вкус. (Понимается селе­зенка, элемент земля.)
     
       Страсти (сильное дыхание во время скачек, охо­ты и вообще желания) волнуют сердце, то есть угне­тают сердце, элемент огонь.
       Печаль, порождаемая тем, что человек не может достичь «драгоценных вещей», угнетает легкие (эле­мент металл), угнетает решительность человека, вызы­вает депрессию, т. е. «нарушает движения человека».
       Поэтому «совершенномудрый» (даос) помещает «три ума в один»: успокаивает-опустошает верхний (EMPTY-EMPTY), успокаивает средний дантянь (сердце), делает его счастливым (HAPPY-HAPPY), концентрируясь на нижнем дантяне (сядань, тигель­ная печь, киноварная печь, сексуальный центр — анатомически это матка у женщин и простата у муж­чин (SEXY-SEXY)).
       Это формула алхимического процесса.
       95% наших действий контролируется подсозна­нием, а 5% контроля за событиями принадлежит мозгу, поглощающему 95% энергии человека.
       Фраза «а не в глазах» — это есть формула сохра­нения жизненной энергии.
       По этому поводу мне нравится также изречение Хэ Шан-гуна, которое дополняет это положение: «(Даос, он же совершенномудрый) удерживает пять видов природы, отбрасывает шесть видов эмоций, контролирует направленные движения дыхания "ци", вскармливает свет духа-шэнь. Не следует смо­треть бездумно, так как при бездумном взгляде се-мя-цзин уходит во внешний мир».
       Фраза «отказывается от дальнего, пользуется ближним» на языке психологии означает «быть здесь и сейчас». Другими словами — это осознанное отношение к каждому моменту бытия, как в древней притче о старом и молодом монахе, которые встре­тили красивую молодую девушку на берегу реки. Старый монах взял девушку, перенес через реку и вернулся к молодому, чтобы продолжить путь. Через некоторое время молодой монах спросил его: «Как это ты сделал?» Старый монах ответил: «Я взял ее и перенес, а ты до сих пор несешь ее».
       Или же в другой притче: «Когда ученик спросил чаньского наставника в чем смысл ДАО, тот от­ветил:
    — В простом здравом смысле. Когда голоден, ем, когда устал, сплю.
    — Но разве все делают не то же самое? — спросил ученик.
    — Нет, — ответил наставник, — большинство не присутствует в том, что они делают». Вот что значит «пользоваться ближним».
    Besucherzahler looking for love and marriage with russian brides
    счетчик посещений